Политические процессы и феномен ведовства в 14-15 веках

Политические процессы и феномен ведовства в 14-15 веках

В XV в., в отличие от XIV в., власти не были склонны придавать ведовскую окраску расправам с политическими и экономическими противниками. Обвинения в ведовстве прозвучали только в двух, наиболее мрачных, политических процессах этого столетия — в деле Жанны д’Арк (1431 г.) и Жиля де Ре (1440 г.), но эти обвинения не играли существенной роли. Нередко приходится слышать, что Жанна д’Арк была отправлена на костер как ведьма, и некоторые современные авторы вслед за Маргарет Мюррей заявляют, что она действительно была ведьмой. Но эта идея не имеет под собой никаких оснований.
О политической природе процесса, вызванного стремлением англичан и бургундцев расправиться с Орлеанской девой, о подлом предательстве французского короля, радевшего прежде всего о собственных интересах, нежели об интересах страны, написано достаточно много, и мы не станем повторять эти всем известные аргументы.

Можно считать давно установленным тот факт, что большинство предъявленных Жанне обвинений были сфальсифицированы ее противниками. Однако есть и более фундаментальные соображения, опровергающие мнение о ведовском характере процесса. На изнурительных допросах действительно прозвучали некоторые идеи, имеющие отношение к ведовству: Жанну обвиняли в том, что она танцевала с феями, поклонялась феям, вызывала демонов и заключила договор с дьяволом. Звучавшие в ее голове голоса, как утверждалось, исходили не от святых и не от ангелов, а принадлежали Велиару, Сатане и Бегемоту.

Все эти идеи, за исключением идеи заклинаний и договора с дьяволом, только с натяжкой можно причислить к ведовским. Представление о танцах с феями и почитании фей целиком относится к фольклорной традиции,— оно отсутствует в тщательно выписанной картине ведовства того времени. Если бы противники Жанны действительно считали ее ведьмой или ставили бы целью обвинить ее в ведовстве, то мы имели бы куда более полную и подробную картину обвинений, почерпнутых из обширного опыта ведовских процессов и схоластических теорий ведовства. Суд явно не был заинтересован в этом аспекте дела, ибо осудил Жанну за ересь, проигнорировав все обвинения колдовского и ведовского характера. Таким образом, процесс против святой Жанны не занимает никакого места в истории феномена ведовства.

Другой знаменитый процесс того времени, суд над Жилем де Ре, имеет несколько большее отношение к обсуждаемой теме. Опять же, история падения богатого и могущественного маршала Франции, ставшего жертвой политических интриг, слишком известна, чтобы подробно освещать ее здесь. Дело Жиля сначала рассмотрел духовный суд в лице епископа и инквизитора, которые отнеслись к ведовским и колдовским обвинениям с большей серьезностью, чем судьи Жанны.

Утверждалось, что Жиль прибегал к помощи алхимиков и магов, последние посредством заклинаний вызывали для него демонов, и эти демоны являлись под именами Баррон, Орион, Вельзевул, Сатана и Велиар, или же в змеином обличье. Согласно обвинениям, Жиль заключил договор с дьяволом и приносил ему в жертву сердца, глаза и руки детей или истолченные в порошок детские кости. Светский суд вменял Жилю в вину убийства на сексуальной почве ста с лишним детей.

Некоторые авторы признают справедливыми все выдвинутые против Жиля обвинения, видя в нем одного из самых чудовищных почитателей Сатаны в истории человечества; другие полностью отвергают их, считая Жиля невинной жертвой политических интриг. Мне думается, что истина находится где-то посредине. Понятно, что многие обвинения ведовского характера были сфабрикованы, чтобы раздуть дело в отношении человека, у которого осталось слишком мало влиятельных друзей, но зато имелось множество могущественных политических врагов. Но по признанию самого Жиля, полученному, возможно, без применения пыток, он действительно занимался алхимией и действительно убивал детей. Впрочем, сами по себе эти преступления не имеют отношения к ведовству.

Пребывая во власти, Жиль предавался чрезвычайно дорогостоящим удовольствиям и в 1430-х гг. накопил огромные долги, выплатить которые был не в состоянии. В число лиц, составлявших его ближайшее окружение, входили маги и алхимики, и он, естественно, обратился к ним за помощью в надежде добыть золото из простых металлов. Алхимия в то время входила в моду, и многие вельможи, как светские, так и церковные, прибегали к услугам алхимиков, чтобы пополнить свои сундуки. Однако алхимия относится к традиции высокой магии и, строго говоря, не имеет ничего общего с ведовством.

Вряд ли Жиль приносил детей в жертву дьяволу, но то, что он убивал их, не вызывает сомнений. Мы не можем так просто отмахнуться от многочисленных и красноречивых свидетельств сексуальной извращенности этого человека. Безусловно, политические противники Жиля нагрели руки на его чудовищных пристрастиях, но это не дает нам оснований считать эти пристрастия вымышленными. Аргумент о невозможности верить столь ужасным обвинениям опровергается хотя бы тем фактом, что подобные преступления (хотя и менее масштабные) зарегистрированы практически во всех крупных городах мира.

Дело Садлвортских убийц, расследовавшееся в Англии в 1965 г., показывает, что человеческое существо способно получать огромное наслаждение от детоубийства и сексуального надругательства над детьми. Но быть сексуальным маньяком не значит быть ведьмой. Ведьмы жертвовали дьяволу или пожирали детей, а также изготовляли из их останков магические мази и порошки, но никогда не совершали сексуальных надругательств над детьми. Жиль же развлекался с детьми ради собственного удовольствия, но никак не в рамках ведовского культа.

Теоретическая разработка темы ведовства и процессы против ведьм продолжались и в последующие два столетия, в эпоху Ренессанса и Реформации, когда охота на ведьм достигла своего пика.

186 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!